Люцифер

luЛюцифер – падший ангел, иначе называемый Дьяволом или Сатаной. Самое первое упоминание Люцифера встречается в Книге Исайи. Его звали Рафаэлем. Ангел думал, что он появился без помощи Бога и считал себя равным ему. Однажды он сел на трон и провозгласил себя Богом. Часть ангелов перешла на его сторону, а остальные были против его задумки. За это Бог отправил падших ангелов в Преисподнюю, превратив их в чудовищ.

У Рафаэля появилась иссиня-черная кожа, тысячи рук и «на каждой руке двадцать перстов». Также Бог дал ему длинный толстый клюв и огромный хвост с острыми жалами. Принадлежностью образа Люцифера стали считать гордость, восстание, познание (самоуверенное). В некоторых религиях считается, что Люцифер и Сатана – разные лица и что Люцифер стоит по рангу выше Сатаны.

В Библии известен искушением Евы, которая не смогла противостоять его речам и вкусила с Адамом яблоко, за что и были они изгнаны.

Также многие утвержают, что Дьявол был Левиафаном – это крылатый дракон или морское чудовище. Иногда, чтобы вызвать доверие, Люцифер может предстать в виде маленького прекрасного ребенка.
Люциферу приписывают много имен: Аваддон, Аполлион, Ангел Бездны, Большой Красный Дракон, Веельзевул, Велиар, Великий Дракон, Дьявол, Дракон, Древний змий, Жестокий ангел, Злой ангел, Злой дух от Бога, Искуситель, Князь бесовской, Князь Мира Сего, Лживый дух, Лукавый, Отец лжи.
В Каббале Самаэль – это первичная тьма. Его считают ответственным за грехопадение первых людей и братоубийство Каина. Символ Самаэля – окровавленный меч.

В религии иудеев его звали Сатаниэлем, первенцем Бога. По легенде это он помогал Богу создавать землю и людей и был равным ему. В противовес ангелам появились демоны. Не было никакого бунта, Сатана и Бог были в параллельных мирах, где каждый управлял своими подданными. В последствие суффикс «эль» убрали, решив, что он придает божественную сущность имени. Кто-то описывает Сатану как огромного человека с шестью крыльями как у летучей мыши и с тремя лицами – белым, красным и черным, кто-то считает, что он похож на древнегреческого Пана, но в одном можно согласиться – он способен менять свой облик в зависимости от необходимости.

Алексей Данческу