Харизмат

 

харизмат

Пятница – день, когда маленький вирус перехитрил большого меня.

Суббота – «скорая помощь» Газель (!), поскакав по провинциальным дорогам одного из района города,подарив на память пару шишек доставила меня в пункт назначения. Этому автомобилю больше подходило бы названия советского ударного вертолета “Черная акула”, так как он убивает больше больных, чем довозит.

Воскресенье – ровно вполночь на больного, который лежал в коридоре сошел святой дух и он начал говорить сам с собой на иных языках.

Понедельник – я наконец разобрался как отсасывать воздух с бочка, что бы он работал, но душ без горячей воды и ванны для меня по-прежнему необъяснимы. Больного, который лежит в коридоре, наконец,отпустил святой дух и он перешел на суржик…

Вторник – на рассвете скорая помощь привезла еще пару клиентов больных на краснуху, желтуху и корь. Для того, что бы они не заражали медперсонал, двери в палате заклеили скотчем.Туда боятся заходить даже медсестры, кроме бабушки Веры, которая давно ничего не боится. Зато бабу Веру боюсь я, особенно, когда она вечерами рассказывает мне истории всех обитателей моей койки. Хотя и без нее по надписям «мы умираем,но не сдаемся» и «…если я не вернусь, по мне потечет слеза» можно изучать историю.

Харизмат с коридора сделал логическое суждение, посылка которого оказалась очень правильной, что заклеенные скотчем двери не защитят нас от краснухи, желтухи и кори, поэтому единственная защита – кровь Христа! Только где ее взять?

Среда – по больнице ходят слухи, что землетрясение в Японии унесло нашу планету в космическое пространство но, не смотря на это, день и ночь тянуться своим чередом.

Четверг –первый раз посмотрел на себя в зеркало… Моя девочка сказала, что любит меня и таким, явно слицемерив, не видев моей морды.

ПятницаХаризмат с коридора все утро был необычайно шумным. Помолившись богу, он раз десять спел еврейскую песню «Хаванагила», поговорив на иных языках, которые, по его утверждению, являются чистым испанским или итальянским: «Бог его знает…», сказал пару комплементов симпатичной мне медсестричке, после ночной смены прининявшей душ из микса туалетных вод и дезодорантов, высморкался, и еще раз спевши «Хаву нагилу» со словами благодарности адресованных себе: «моя миссия выполнена» ушел.

Суббота – не успев,насладится пересплетнями больничных санитарок, щебетание которых казалось райским, по сравнению с адским голосом харизмата стены больницы содрогнулись от криков почтенной дамы: «почему вы меня не лечите? Я буду звонить в службу помощи мера гражданам…!!!!». Разве могла заведующая инфекционным отделением ответить, почему пациента не лечат, если ее клятва обязывала лечить даже таких «безнадежных» дам. В общем, все заявления про братские связи с мэром города можно было быоклеймить как бредовые, если бы товарищ мэр действительно не был «братком».

Воскресенье –моя очередная мольба про выписку осталась без ответа. Ведь вход сюда стоит тридцать гривен, это размер благотворительного взноса, который я не заплатил, а выход невозможен ни за какие деньги.

Понедельник – воздух свободы уже рвет мою грудную клетку! Я уже не заразный! Приношу извинения за субъективность, уверен, что из единичного нельзя делать общих выводов.

Лисенко Антон