Уважаемые читатели портала Философия и Религиоведение  предлагаем вам интервью с Олегом Балеховим бывшим священником Украинской Православной церкви Киевского Патриархата, который стал мусульманином – шиитом.  Олег Балехов рассказал в интервью о причинах изменения своей веры, а также рассказал о жизни шиитов в Украине.

– Господин Олег, почему Вы с самого начала своего  духовного поиска стали православным священником? Нашим читателям интересно, почему Вы выбрали сначала православие, а не другие христианские конфессии. Это был Ваш личный мировоззренческий выбор или традиционные взгляды вашей семьи?

– Я не сказал, бы, что это было моим выбором, поскольку в Православной Церкви я был крещен еще в младенчестве, когда осознанный выбор сделать, по понятным причинам, не мог. Поэтому мой духовный путь в тот период проходил в русле православной традиции.  Что касается моего рукоположения, то это произошло несколько неожиданно для меня самого. Осознавая большую ответственность священника за вверенных ему людей, я не рвался в церковную иерархию, все произошло по необходимости.

– Почему решили стать священником именно в УПЦ КП, которое не имеет широкого распространения в Вашем родном Харькове?

– Киевский патриархат в Харькове присутствует, хотя и представлен небольшим количеством приверженцев. Смотря на исторические примеры получения автокефалии отдельными поместными церквями, то что этот путь не был простым и легким, я понимал, что в условиях получения Украиной независимости, вопрос автокефалии украинской церкви является логичным и органичным, тем более, что исторически украинская церковь отличалась самобытностью. У меня были контакты со священниками УПЦ-КП. В то время я занимался своей профессиональной деятельностью как архитектор. Ко мне обратились представители харьковской епархии с просьбой сделать эскизный проект православного храма киевского патриархата для Мерефы. Что я и сделал. К слову, в свое время мне довелось проходить повышение квалификации на базе международной школы церковной архитектуры во Львове. Епископ Владимир (Полищук), правящий архиерей харьковской епархии, видя мои познания в области церковной архитектуры, а также в области религиозных знаний, полученных мной путем изучения религиозной литературы, сам предложил мне принять сан. В то время харьковская епархия испытывала острую нехватку священников. После нескольких дней размышления я дал согласие. Пройдя все стадии рукоположения, я остался служить в домовой церкви свв. Бориса и Глеба епархиального управления, при епископе. Был также ответственным по вопросам церковного строительства и архитектуры.

– Долгое время Вы были православным священником, что заставило сомневаться в Вашей церкви и в христианской вере?

– Не очень долго, ввиду смены правящего архиерея, мне пришлось уйти за штат харьковской епархии, что предоставило мне больше времени для осмысления многих вещей. Тогда, собственно в процессе размышлений над церковно-исторической и богословской литературой и возникли первые сомнения в том, является ли современное нам христианство тем учением, которое принес нам Иисус Христос, мир ему. И, соответственно, кем на самом деле он был.

– Как Вы пришли к исламу? Это был долгий духовный поиск или быстрый выбор сердца? И почему именно ислам, а не буддизм, зороастризм, иудаизм, неорелигии?

– Путь к Исламу не был таким уж быстрым и спонтанным, был поиск, было изучение других религий, именно традиционных. Знакомство с произведениями французского философа традиционалиста Рене Генона подтвердило мое интуитивное неприятие нетрадиционных и новых учений и неорелигий. Ислам же является частью Авраамической традиции наряду с Иудаизмом и Христианством. Даже, если точнее выразиться, это звенья одной цепи, в которой Ислам является завершающим звеном. Поэтому, придя к осознанию этого факта я уже не мог оставаться в прежнем положении и принял Ислам. Была и мистическая составляющая. Но это уже другая тема.

– Как отнеслось к выбору православное руководство, а также ваши друзья-священники? И главное, как отнеслась к тому, что Вы приняли ислам, ваша семья?

– Неоднозначно. С некоторыми прекратилось общение, с некоторыми общаемся и дружим до сегодняшнего дня. Сейчас мы нормально общаемся, обмениваемся визитами. Нынешний епископ УПЦ-КП  Харьковский и Богодуховский Митрофан, посещал траурные мероприятия месяца мухаррам в харьковской хусейнии. Священник Иоанно-Богословского храма о. Геннадий ездил на конференцию религиозных лидеров в Карбалу (Ирак), с нашей подачи. Что касается семьи, то мой выбор  сначала был воспринят несколько остро. Но со временем все нормализовалось.

– Вы последователь мусульманского течения шиизм? Почему? Это связано с тем, что Вы познакомились с исламом через представителей шиизма, или причина другая?

– Так получилось, что моими хорошими друзьями были шииты из Ливана, братья Хасан и Хусейн. От них я многое почерпнул. Приходилось общаться также и с суннитами. Литературу тоже читал большей мерой суннитскую. Однако предпочтение шиизму отдал потому, что увидел в этом исповедании разумный и логичный подход. Да и суннитские источники во многом подтверждают достоинства Пророческого Рода, мир им. Так что мой выбор был продиктован в большей мере этим. Хадис “сакалайн” (“две ценности”) принимаемый как шиитами так и суннитами, недвусмысленно говорит о том, что Коран и пророческий род неотделимы друг от друга. А это явно подчёркивает правоту шиитского вероучения. Есть также много коранических аятов о достоинствах Ахли бейта, мир им.

– Многие наши читатели не знают, чем существенно отличается шиизм от суннизма. Могли бы Вы навести несколько тезисов основных отличий двух течений ислама?

– Основное различие между двумя течениями, это вопрос понимания духовно-политического руководства. Теократия или демократия. В шиизме лидеры исламской общины имеют божественное назначение и являются непорочными. Это 12 Имамов из Ахли бейта (Семьи Пророка), мир им! Суннизм же пошел путем выборности халифа. Следуя за непорочными Имамами, шииты сохранили целостность и неискаженность Учения. Сунниты же разделились на множество религиозно-правовых школ – мазхабов, из которых до нашего дня сохранились четыре – Шафиитский, ханафитский, маликитский и ханбалитский. В шиизме же существует один мазхаб – джафаритский. По имени шестого Имама из Ахли бейта, Джафара Садыка, мир ему, который систематизировал шиитскую доктрину. К слову, основатель ханафитского мазхаба Абу Ханифа Нуман ибн Сабит три года учился у Имама Джафара Садыка, мир ему! Равно как и Шафии, Малик, Ахмад ибн Ханбал, все черпали познания из безбрежного океана знаний шиитских Имамов. Как говорил Имам Али, мир ему: «Аллах Всевышний открыл в моем сердце тысячу дверей знания, и когда открывается одна из дверей, за ней еще тысяча дверей знания»…

– Известно, что украинские мусульмане преимущественно являются суннитами, и нам мало известно о шиитах. Где расположены крупные центры и общины шиитов в нашей стране?

– Да, вы правы, суннитов в нашей стране большинство. Это исторически обусловлено преимущественным распространением суннитского Ислама со времён начала его распространения. Влиянием Турции и Крымского ханства, где был распространен суннизм ханафитского мазхаба. В наше время мультикультурализма на территории Украины присутствуют многие религиозные исповедания, в том числе и Ислам шиитского толка. В основном он представлен азербайджанской диаспорой, достаточно многочисленной. По некоторым сведениям в Харькове и области ее численность около 60000 человек. Есть, конечно, проблема, что большая часть из них причисляют себя к Исламу больше этнически, не являясь практикующий мусульманами. Но среди молодёжи отклика гораздо больше. В Харькове также расположена единственная пока в Украине полноценная шиитская мечеть имени Имама Али, мир ему! Также кроме мечети есть хусейния. Как минимум, две хусейнии есть также в Киеве. Одна при посольстве Исламской Республики Иран, вторая при общественной организации «Ахли бейт» на бульваре Лепсе.

– Имеют ли шииты в Украине свои собственные духовные управления, мечети, медресе и где?

– Кроме мечети и хусейнии в Харькове, а также общественной организации Ахли бейт в Киеве, существовали ещё организации в Луганске и Донецке. Однако, по причине происходящих сейчас событий, их деятельность пока прекратилась. Ввиду того, что шиитское движение в Украине не так многочисленно, своих учебных заведений здесь пока не имеем.  Кто желает учиться, может поехать в Иран в Международный университет «Аль-Мустафа», либо в Карбалу или Наджаф в Ираке. Что касается следования религиозным законоведам (таклид) то в шариатских вопросах я следую Сейиду Али Хаменеи. Многие также совершают таклид и другим муджтахидам, таким как Сейид Али Систани, Аятуллах Макарем Ширази, и другим.

–  Принимают ли коренные украинцы шиизм?

– Ну как видите, принимают. Знаю ещё нескольких человек лично. Из Киева, Ивано-Франковска. В шиизме многих привлекает интеллектуальная составляющая.

– Не хотите в будущем стать мусульманским имамом или, возможно, Вы уже им являетесь? И вообще, хотите ли снова стать проповедником, но теперь уже мусульманским?

– Я предпочитаю работать, в первую очередь над собой. Имеющимися знаниями делюсь с теми, кто в этом нуждается. Шиизм не ведёт массового призыва как, например, суннизм. Для нас более важно качество, а не количество. Но специально заниматься проповедничеством, цели такой нет. Это большая ответственность.

– Известно, что совсем недавно Коран был переведен на русский язык шиитским богословом и переводчиком  Назымом Зейналовым. Есть какие-то существенные различия между его переводом и давно известным – Эмильмира Кулиева?

– Да, знаю. Лично знаком с Назымом Алиевичем. Переводы Священного Корана имеют отличия в методах их осуществления. На протяжении трехсотлетней истории переводов Корана на русский язык переводчики обращались к одному из трех методов: дословному, смысловому и поэтическому. Работа Кулиева Э.Р. осуществлена на основе смыслового метода перевода, и именно это отличие следует упомянуть прежде всего. При этом необходимо подчеркнуть, что хоть перевод и является смысловым, однако он все же наполнен выражениями, которые автор переводил буквально. В свою очередь, Зейналов Н.А. совместил дословный и смысловой методы перевода, что делает эту работу уникальной и отличает ее от всех предыдущих. В дословном варианте перевода автор старается сохранить как смысл, так и форму слова, тогда как в буквальном методе не учитывается правильная передача смысла. По мнению Зейналова Н.А., Божественное Откровение необходимо переводить дословно, а к смысловому методу нужно прибегать лишь тогда, когда дословный перевод мешает читателю осознать смысл аята. В связи с лексической и метафорической дифференциацией арабского и русского языков, русскоязычный читатель испытывает сложности в восприятии текста, дословно переведенного с иностранного языка, поэтому в определенных (вполне оправданных) случаях Зейналов Н.А. прибегал к смысловому методу перевода. Помимо всего вышесказанного, перевод Зейналова Н.А. в отличие от перевода Кулиева Э.Р. представляется читателю более ясным, поскольку все авторские вставки в тексте взяты либо в квадратные, либо в круглые скобки, и читатель может легко понять, где текст оригинала, а где — авторские добавления. Тогда как в переводе Кулиева Э.Р. можно легко запутаться и подумать о том, что Откровение было ниспослано именно в том виде, в котором его понял Кулиев Э.Р. Смысловой перевод Корана уже был выполнен в 1995 году профессором Османовым, и острой нужды в новом переводе смыслов — не было. Дело в том, что работа Кулиева Э.Р. была выполнена по заказу правительства Саудовской Аравии, которое впоследствии многократно финансировало и публиковало его перевод. Неудивительно, что именно перевод Кулиева Э.Р. октябрьским районным судом Новороссийска в 2013 году был внесен в список экстремистской литературы, поскольку был признан откровенным ваххабитским переводом. Однако спонсируемый саудийскими шейхами Совет Муфтиев России во главе с Равилем Гайнутдиновым опротестовал это положение и победил. По словам российского исламоведа, Романа Силантьева, даже среди традиционных мусульман существует множество нареканий по поводу качества этого перевода и его идеологической направленности. В одном из своих интервью он также сказал: «Всероссийский муфтият свою позицию обозначил, что это ваххабитский перевод. И на антиваххабитских сайтах содержится жесткая критика Эльмира Кулиева». Следует заметить, что работы Османова М.О. и Кулиева Э.Р. отличаются комментариями: первый переводчик был более либеральным и использовал как суннитские, так и шиитские источники, чего нельзя сказать о переводе Кулиева Э.Р, который ссылался лишь на ваххабитские предания и литературу. Весь текст его перевода пронизан ваххабитским пониманием ислама. Неслучайно перевод Корана Кулиева Э.Р. при обыске находят в домах террористов и экстремистов, что говорит о том, что именно этот перевод отвечает интересам подобных людей и не приветствуется традиционными мусульманами.

– Знают ли украинские шииты о переводе Корана на украинский язык Михаилом Якубовичем. Возможно, уже используют его?

– Лично я знаком с переводом Михаила Якубовича. На сегодняшний день это первый изданный полный перевод Корана на украинский язык. В моей библиотеке имеется экземпляр, который мне привезли из Медины. Перевод довольно хорошо воспринимается. Насколько он используется шиитами, не могу сказать, так как в нашей среде распространены разные переводы. Но среди них предпочтение отдается переводу Крачковского и Богуславского. Последний перевод был несколько раз издан в Турции, и приобрести его довольно проблематично.

–  И наконец, Ваши пожелания нашим читателям!

– Хочется пожелать стремления к познанию, как говорил Имам Али, мир ему, – люди боятся того, чего не знают. А Пророк Ислама Мухаммад, Да благословит Аллах его и род его, говорил: «Ищите знания, даже если для этого придется отправиться в Китай», то есть, связано с большими трудностями.

Беседовал Игорь Дмитрук