Уже около века то там, то здесь раздаются голоса о необходимости объединения всех мировых религий в одну общую. Главная цель такого мероприятия конечно же благая — мир, взаимопонимания между представителями различных верований. Однако к чему может привести реализация данной идеи?

Стоит посмотреть, на какой почве видится это объединение. Дело в том, что мировые религии отличаются слишком разительно. Говоря просто, если, например, христианство утверждает, что Христос — Истинный Бог, а ислам говорит, что он таковым не является, простое механическое «объединение» уже не представляется возможным.

О попытках объединения религий

Аналогично невозможность слияния можно увидеть, рассмотрев любую «пару» мировых религий. Те, кто рисуют гору, на вершине которой находится Бог, и к которой ведут различные тропинки — христианство, буддизм, ислам, иудаизм и т. д. и утверждают, что любая из этих тропинок одинаково хороша и все равно приведет к той же самой цели, выглядят смешно и нелепо в своем невежестве.

Опять же, если христианство говорит, что спасение только во Христе, что Он есть единственный путь, то с его точки зрения этот рисунок — полный абсурд. Аналогично это выглядит и при взгляде с точки зрения других религий. Может быть, возможны компромиссы, взаимные уступки между религиями?

Зачастую, как учит история подобное приводит к целям, обратным тем, что ставит данное движение — вспомним «компромисс» с исламом византийского императора Льва Исавра.

Второй путь, предлагаемый для объединения мировых религий — объединение на почве некоей религии, поклоняющейся непознаваемому, неведомому богу, для которой боги мировых религий — различные проявления этого бога.

Есть даже кандидатуры, например, Вера Бахаи. Что представляет подобный путь из себя практически? По сути — обращение всех в эту самую религию Бахаи, отказ от большей или меньшей части догматов собственной веры, опять же, некий «компромисс». О последнем писалось в предыдущем абзаце.
Наконец, предлагают просто признать, что мы молимся одному богу, о различиях же религий просто молчать. Это — путь к полному обезличиванию веры, опять же, по сути обращение в некую новую веру, отказ от своей. Да и замалчивание разногласий тоже не приводит к миру и согласию — вспомним опять же другого византийского императора, Зенона, и его «Генотикон».

Где же выход? Как достигнуть межрелигиозного мира? Ответ содержится в каждой из религий — христианстве, исламе, буддизме. По сути, ни одна из них не учит ненависти к людям другой веры, призывая лишь ненавидеть сами «заблуждения» и исправлять их словом, а не оружием. С одной стороны, религиозный экстремизм — явление не сугубо религиозное, используемое другими людьми, преследующими совсем иные, нежели духовные, цели.

С другой, следует признать, что существуют религии, в основе которых — по сути фашистская доктрина, провозглашающая всех, кто не принадлежит к этой вере — скотами. Здесь решение проблемы лежит уже совсем в другой плоскости. В любом случае «объединение», как видим — не выход и не решение.

Арно Сакосян