Історія релігій, Іудаїзм        19 Червня 2015        218         Коментування вимкнено

ХРИСТИАНСКИЙ СИОНИЗМ

выЗаметный вклад в создание идеологического фундамента сионизма внесли протестанты. Идеи национального возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль в разное время и в различной форме высказывали духовные руководители ряда протестантских организаций и находившиеся под влиянием милленаристских учений писатели, религиозные и общественные деятели, такие как Л. Олифант и ближайший сподвижник Т. Герцля У.Г.Хехлер, полковник британской армии Дж. Голер, основавший в 1852 Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине, английский археолог Ч. Уоррен, итальянский философ и политик Б. Мусолино, основатель Международного Красного Креста Ж.-А. Дюнан, английская писательница М.Э. Аванс (псевдоним Джордж Элиот; роман “Даниэль Деронда”,1876), и мн. др.В рамках протестантизма (преимущественно английского) сформулировалась и получила развитие идея христианского сионизма. Еще в 17 веке милленаристы проявили интерес к возвращению евреев в Эрец-Исраэль как к предпосылке второго пришествия Иисуса. Дж. Голанд предрекал, что возвращение евреев на истинную родину сделает их могущественной и благоденствующей нацией.

Здесь мы имеем дело с так называемой смещенной христианской идеей.

Сам по себе интерес к Земле обетованной, как тема христианской надежды и духовных устремлений, переместился из центра их теологической доктрины на ее периферию, но этот интерес по-прежнему присутствует в ней в форме различных полурелигиозных представлений. Некоторые христианские группы и отдельные верующие по сей день продолжают традицию паломничества на Святую землю, исследования ее памятников и в отдельных случаях даже прямой колонизации. Их нынешнее влечение к Святой земле не ограничивается библейскими границами, оно распространилось и на те места, где присутствует лишь ее священный дух и, так же как сама эта земля, по-библейски напряженно и неотразимо пробуждают в душе надежды на скорое избавление.

И все же эти идеи не могли принести полного удовлетворения. Только Сион оставался истинной обителью святости. Он лишь на время уходил в тень, чтобы затем в полном блеске вернуться на свое законное место. Сионистская идея, мечта о восстановленном еврейском государстве на земле Израиля в значительной степени (гораздо более значительной, чем принято считать) является и христианской мечтой. Христиане остро нуждаются в этой земле как материальном воплощении их теории окончательного спасения. Они сами не могут принять участие в осуществлении Божественного замысла, ибо их теологическая доктрина, образно говоря, ушла из земной сферы.

Но, по их представлению, кто-то другой должен свидетельствовать об особой миссии Святой земли. Эта задача уготована “Израилю во плоти. Некоторые христианские “сионисты” намеревались потребовать от евреев перехода в христианскую веру в качестве условия возвращения в Палестину. Однако крещение так и не стало серьезной проблемой; во всяком случае, в анналах истории девятнадцатого века эта тема не упоминается.

Концепция возвращения оставалась актуальной, даже когда другие христианские идеи переживали спад. Более того, по мере ослабления догматического христианства в девятнадцатом веке все громче заявляла о себе тема собирания в Сионе рассеянных сынов.

Некоторые деятели в еврейской среде стремились к изменениям в сфере профессиональной занятости евреев, что нашло выражение в переходе к производительной деятельности. Однако первые попытки такого рода в пятидесятые и шестидесятые годы XIX века не имели прямой связи с возникновением еврейского национального движения. Гесс и раввины Калишер и Алкалай, которых Кац считает предвестниками сионизма, вне всякого сомнения, пытались создать движение (в «реальном историческом» понимании, что подпадает под определение Каца). Вместе с тем их деятельность не имела широкого отклика и к шестидесятым годам полностью прекратилась. Британские протестантские группы и немецкие тамплиеры, способствовавшие еврейскому заселению Иерусалима и других мест Палестины, равно как и Лоуренс Олифант, сделали не меньше, чем они. [Йосеф Гольштейн. История сионистского движения 1881 – 1914гг. Ч.2. Открытый университет Израиля 2004.- С. 220-221].

(Тамплиеры – протестантский орден. Основан на юге Германии. Основатель ордена теолог Гюстав Гофман проповедовал в Палестине и, в частности, в Иерусалиме, откуда его доктрина распространилась по Европе. Тамплиеры призывали к изучению Ветхого Завета и подчеркивали связь евреев с Эрец-Йисраэль. Из-за разногласий с протестантской церковью Гофман со своими последователями решил переехать в Палестину (1868). Они вели особый образ жизни, который должен был служить примером для местных жителей. В 1873 г. тамплиеры основали немецкую колонию в окрестностях Иерусалима (ныне городской район Мошава германит), впоследствии возникли тамплиерские колонии в Хайфе и Яффо).

С начала восемнадцатого века христиане заговорили о возвращении евреев на Святую Землю и о создании здесь независимого государства. Английский философ Джон Толанд считал, что после расселения «в Палестине, на месте своего происхождения», евреи будут «гораздо многочисленнее, богаче и сильнее любой существующей ныне нации благодаря своим замечательным законам /законам Моисея/».

Итак первыми проповедниками идеи восстановления еврейского государства в Палестине были христиане.

Все началось с того, что христиане стали задумываться о Божьем пророчестве о восстановлении Израиля.

Хотя в Англии после 1290 года не оставалось ни одного еврея, перевод Библии на английский язык возвестил возобновление доверия к священному Писанию. Пришло и духовное пробуждение среди христианских ученых и мирян, включающее новое понимание Божьих целей для еврейского народа и его исторической родины.

Один из парадоксов 17-18 веков состоял в том, что многие влиятельные евреи не верили, что они могут быть восстановлены на своей исторической родине, в то время как многие влиятельные христиане верили в это. В 1718 году ирландский богослов Джон Тотланд утверждал, что евреи могут и будут сохранять свои традиции, становясь последователями Иисуса. Из-за своих убеждений Тотланд был вовлечён в противостояние с общепринятой точкой зрения, и ему даже пришлось защищаться от обвинений в ереси.

Некоторые российские христианские писатели, в частности, профессор-протоиерей Киевской духовной академии А. Глаголев, профессор Петербургской духовной академии И. Троицкий и др., с симпатией относились к политическому сионизму.

Как последовательные антисемиты, черносотенцы(Союз русского народа) имели общие цели с сионистами. Вопрос о практическом сотрудничестве двух этих течений ставился неоднократно. Руководители черной сотни говорили, что сионистское движение «было бы весьма симпатичным, если бы оно преследовало только выселение евреев на отдельную территорию». Но при тотальном недоверии к евреям возобладало мнение, что «так называемый «сионизм», столь распространенный среди иудейской интеллигенции в России, имеет лишь внешним предлогом план переселения иудеев в Палестину, в сущности же является революционной организацией, сливающейся с иудейским «Бундом».

Черносотенная пресса откровенно писала: «Жидов надо поставить в такие условия, чтобы они постоянно вымирали» Но главной целью было возбудить «энергию евреев в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством». В своих предвыборных программах черносотенцы обещали, что поднимут вопрос о создании еврейского государства и будут содействовать переселению туда евреев, «каких бы материальных жертв такое выселение не потребовало от русского народа» [ С.А. Степанов. Чорная сотня в России (1905-1914гг) «Росвузнаука» 1992.- С.10-24].

Мордовцев Даниил Лукич (1830, слобода Даниловка. Ростовская губ., ныне Волгоградская обл., — 1905. Кисловодск, похоронен в Ростове-на-Дону), русский и украинский писатель, историк и публицист. Потомок запорожских казаков. В 1854 Мордовцев окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Более 30 лет служил чиновником в Саратове (действит. стат. советник). Публиковался с 1859, Автор популярных в 1860 – 80-х гг. художественных произведений (в осн. из рус. и украин. истории — Полное собрание исторических романов, повестей и рассказов, тт. 1—33. СПБ.. 1914), а также публицистические и исторические работы, посвященные народным движениям (напр. “Гайдамачина”. 1870),С 1873 начал публиковать в журнале “Дело” под псевдонимом Берне из Бердичева статьи в защиту евреев, в которых опровергал распространение в русском обществе (в т.ч. и среди либералов) предрассудки. Особенно резко Мордовцев клеймил антисемитов-подстрекателей, выступавших в право-националистической прессе. На погромы 1881 Мордовцев откликнулся “Письмами мистера Плумпуддинга” и “Письмом христианина по еврейскому вопросу” (“Рассвет”. 1882) с призывом к евреям эмигрировать в Палестину и Америку, видя лишь в этом решение еврейского вопроса в России.После посещения в 1881 Палестины, где Мордовцев встретился с бежавшими от погромов евреями, он в ряде рассказов и путевых очерков (“Грустные воспоминания”. “Наши пирамиды”. “Поездка в Иерусалим Наброски дорожных впечатлений”. 1895, 2-е изд.) обращался к народам мира с призывом вернуть Палестину евреям. Мордовцев последовательно поддерживал еврейское национальное движение, особенно после возникновения политического сионизма (“О сионизме”). [КЕЭ, Т.5. М., 1996.- С. 463-464]

Максим Горький напечатал в 1906 в издательстве «Правда» статью с сочувственным высказыванием о сионизме. Отношение Горького к сионизму противоречило позиции русской социал-демократии, к которой он был тогда близок.

Неоднократно высказывавшиеся Горьким симпатии к сионизму обусловили его живой интерес к успехам еврейских поселенцев в Палестине в начале 30-х гг. В беседе с Б.Кацнельсоном на о. Капри Горький выразил сожаление, что невозможно рассказать об этих успехах в советской печати.

Первая жена Горького Екатерина Павловна Пешкова была в течение многих лет после октябрьской революции 1917 председателем т. наз. «Политического Красного Креста» — организации помощи политическим заключенным. В 1920-х — нач. 30-х гг. она неоднократно оказывала разнообразную помощь политзаключенным евреям, в т.ч. сионистам, ряду которых она помогла получить разрешение на выезд в Палестину.

С последней четверти 19 в. грузинская интеллигенция неоднократно выступала против антисемитизма грузинского простонародья и антиеврейской политики русского правительства. Сочувствие к евреям выражали в своих произведениях известные грузинские писатели (И. Чавчавадзе, И.Евдоншиди. А. Пурцелалзе. Н. Никодзе). Один из руководителей грузинских социал-демократов (меньшевиков), Евгений Гегечкори, был активным защитником евреев в государственной Думе. Стихотворения А. Церетели «Надежда иудеев» (1892), публикации на смерть Т. Герцля в еженедельнике «Цнобис пурцели» (1904), о сионизме в газетах Я. Цинцадзе «Самшобло» (1915) и др.. отражали симпатии этой национально настроенной грузинской интеллигенции к идеям палестинофильства и сионизма. В отличии от русских социал-демократов грузинские меньшевики также симпатизировали сионизму. Еще в 1902 их орган «Хвели» опубликовал большую статью, восхвалявшую сионизм.

Элишева (настоящее имя Елизавета Ивановна Жиркова-Быховская; 1888, Спасск близ Рязани, — 1949, близ Тверии, Израиль), поэтесса (на рус. яз. и на иврите), прозаик и критик (на иврите). Дочь русского православного священника и обрусевшей ирландки. Рано лишившись матери, она переехала к тетке в Москву, где окончила гимназию и посещала фребелевские педагогические курсы “Общества учительниц и воспитательниц детских садов” (до 1910). В 1907—1908 началось ее знакомство с евреями, которое стимулировало интерес к идиш, а затем к ивриту.

В годы 1-й мировой войны работала в комитете помощи еврейским беженцам в окрестностях Рязани. По признанию Элишевой, на нее произвели “сильное впечатление еврейская национальная идея, а позднее сионизм”.

На небольшие и мелодичные стихотворения Элишевой часто писали музыку. В 1925 – 31 переводы стихов Элишевой с иврита на идиш, русский, английский, польский, итальянский, немецкий языки и переводы ее русских стихов на иврит выходили в еврейской периодической печати разных стран. (Новые переводы на русский язык, сделанные в Израиле, вошли в сб. “Я себя до конца рассказала”, Иер., изд-во “Библиотека-Алия”, 1981, 1990.) Но уже к начала 1930-х гг. интерес к поэзии Элишевой ослабел. Ее третий и последний сборник “Ширим” (“Стихи”, 1946), в который вошли стихи 1922 – 28, не вызвал заметного резонанса.

Элишева написала около 10 рассказов, которые публиковались в журналах, выходили отдельными книжками и сборниками (в т.ч. сб. “Сиппурим” — “Рассказы”, Т.-А., 1928). Они, как правило, автобиографичны, проникнуты печалью, сочувствием и благоговением перед еврейской традицией. Красота еврейских обычаев (“Нерот шабат” — “Субботние свечи”, 1922), сложность взаимоотношений евреев диаспоры с нееврейским окружением (“Малка лаиврим” — “Еврейская царица”, 1923), ожидание найти высокую мораль среди евреев — таковы мотивы ее прозы на еврейские темы. В рассказе “Ха-эмет” (“Истина”, 1924) провинциальная русская учительница с несложившейся судьбой заполняет реальную пустоту фантазиями. Неудовлетворенность мечтательной души свойственна и героине романа “Симтаот” (“Переулки”, Т.-А., 1928; переизд. в 1977; журнальный вариант “Бейн ха-зманим” — “Безвременье”, “Ха-олам”, № 6 – 12, Лондон, 1927). Рисуя жизнь литературной богемы и увлеченного национальной идеей еврейства в послереволюционной Москве, Элишева использует события личной судьбы и Духовных исканий: героиня романа приходит к выводу о том, что место каждого, кто дорожит своим еврейством — в Эрец-Исраэль.

Кроме влияния романтической литературы, немалую роль здесь играли милитаристские христианские группы, которые увязывали наступление новой христианской эры с «возвращением евреев» в обоих значениях: как их возвращение к «христианской истине», так и возвращение на историческую родину и даже государственное возрождение на ней. С обострением «восточной проблемы» усилилась борьба европейских держав за дележ наследства Оттоманской империи, возрос европейский интерес к Палестине, усилилась миссионерская деятельность, расширилось вмешательство иностранных консульств в палестинские дела в соответствии с «капитуляциями». Здесь преимущество было у Франции и России, которые соответственно считали себя покровителями католиков и православных и их учреждений в Палестине. Вероятно, это и явилось причиной того, что в протестантских державах, таких, как Англия и Пруссия, и политики, и миссионеры начали интересоваться евреями, брать их под свое покровительство, поощрять их планы по возрождению и заселению Палестины.

Христианский сионизм имел религиозный характер, однако без миссионерского уклона (его представители никого не пытались обращать в свою веру) постепенно это движение привело к тому, что израильский народ снова загорелся идеей возрождения. В сионистское движение, которое уже начинало напоминать долину, усеянную мертвыми костями, вселились новый активный дух, сила, страсть и жизнь.

Земля Израиля, на которой в 19-м веке сосредоточилась современная политическая активность вместе с изменяющимся на глазах традиционным отношением к ней, больше не terra sancta предыдущих веков. В европейской политической мысли Палестина приобретает новое значение на фоне политических изменений и формирования нового отношения европейских держав к территориям, находящимся под владычеством Оттоманской империи. С политическим обсуждением «восточной проблемы», вызванным захватом Сирии и Палестины Мухамедом Али, соединилось религиозное пробуждение, влияние которого заметно в английском обществе. Палестина наполнялась английскими, французскими, немецкими и американскими паломниками и исследователями. Они распространили подробные и разнообразные знания о ней по всей Европе, которые достигли и еврейского круга читателей, активно интересовавшихся происходящим в Западной и Центральной Европе. Произведения искусства романтического направления, исторические и археологические исследования придают всему этому материалу экзотическую окраску и способствуют восприятию определенных представлений о Земле Израиля, в которых прослеживается связь с народом, изгнанным с ныне опустошенной земли. Памятники замечательного прошлого подчеркивают горестное настоящее. Восточное еврейство представляется древними коленами, не испорченными в отличие от еврейства Польши и Германии европейским влиянием. Протестантские тенденции, в особенности милинаристские, в соединении с романтическими настроениями сформировали доброжелательное отношение к еврейскому прошлому Земли Израиля и к возможности ее нового еврейского заселения.

Духовное брожение, тесно связанное с политическими событиями, воспринималось определенными слоями еврейского сообщества различным образом – как в порядке реакции на предложения христианских кругов заселить Землю Израиля, так и в качестве восприятия «европейского» облика Палестины, соединенного с национальными чаяниями на фоне национального пробуждения европейских народов. С конца тридцатых годов и до восьмидесятых в еврейском обществе придается особое внимание христианским предложениям касательно Палестины, что воспринимается не столько в теологическом контексте, сколько в оптимистическом духе, характерном для эпохи достижений европейского человека и еврейской эмансипации. Готовность выдающихся представителей просвещенных государств помочь возвращению народа Израиля на его землю выглядит как одно из выдающихся достижений еврейства 19-го века. И политическое положение Палестины рассматривается как с точки зрения еврейского самосознания, так и в европейском политическом и идеологическом аспекте.

Существует совершенно особая параллель между милинаристским утверждением о том, что Земля Израиля превратилась в пустошь после изгнания из нее сынов Израиля, и традиционным еврейским утверждением, согласно которому «страна дает свои плоды только евреям». Оба утверждения диалектически переплетаются с представлениями европейской интеллигенции той эпохи, согласно которым восточные народы достигнут спасения, только если примут европейский путь развития. Просветительская и филантропическая деятельность английских, французских и немецких организаций в Палестине, создающая, начиная с сороковых годов, фундамент для модернизации городской жизни, воспринимается одновременно в качестве как образца и возможной поддержки будущему еврейскому заселению, так и конкурирующего фактора. И все же в те годы еврейские упоминания о Земле Израиля были преисполнены оптимизма в свете отношения государств Западной и Центральной Европы к возможности ее еврейского заселения. Это ощущение подкреплялось осведомленностью о политическом положении и о влиянии «капитуляций» на евреев-выходцев из европейских стран, проживавших в городах Палестины. Европейское подданство и поддержка иностранных консульств считалась гарантией существования еврейского поселения европейского происхождения, и все это было основой создания новых еврейских институтов и проектов.

С 1980 христианский сионизм получил организационное оформление, открылось Христианское посольство в Иерусалиме, представляющее друзей Израиля — в основном приверженцев различных течений протестантизма (баптисты, англикане, методисты и др.), а также католиков и православных. По утверждению представителей посольства (данные на 1990), их поддерживают во всем мире 70 млн. сторонников. Посольство организовывает в Иерусалиме богословские конференции и симпозиумы, паломничество, а также митинги и уличные шествия в поддержку сионизма и Израиля; ежегодно в праздник Суккот устраиваются фестивали. Посольство занимается гуманитарной деятельностью в пользу новых репатриантов — в частности, финансирует чартерные рейсы самолетов в аэропорт Лод. В 1-й пол. 1980-х гг. посольство принимало активное участие в борьбе за право евреев СССР на репатриацию.

В 1987 в Базеле (Швейцария) состоялся I Всемирный конгресс христиан-сионистов. На нем присутствовало 500 богословов, священников, руководителей церквей из США, Франции, ФРГ, Израиля, Англии, Австралии, Бразилии, Швейцарии и Нидерландов. Одна из резолюций конгресса призвала христиан оказать помощь Израилю в деле репатриации и абсорбции.

В 1988 году, в сороковую годовщину возрождения Израиля, Христианское посольство постановило провести Второй христианский сионистский конгрес уже в Иерусалиме.

Работа Христианского посольства и других христиан-сионистов явилась большим подспорьем для сионизма во всём мире. Особенно сейчас, когда все страны всё более враждебно относятся к Израилю, христиане говорят:”Израиль, ты не одинок!”[Том Хесс. Отпусти народ мой! Progressive Vision Washington D.C. 1992.- c.84]

Политолог Вера ГЕНИСАРЕТСКАЯ (Верджиния,США) в статье “Христианский сионизм и фундаментализм”(2005) пишет:” За последние десятилетия большое политическое влияние в США приобрел Христианский Сионизм (Christian Zionism), несомый в массы различными евангелистами и телеевангелистами, самыми известными и могущественными из которых являются Пат Робертсон (Pat Robertson) и Джэрри Фалвелл (Jerry Falwell).

Христианский Сионизм важен тем, что основные теологемы этого направления были в той или иной степени приняты многими течениями фундаментализма и евангелизма как его рупора и в настоящее время направляют их идеологию и действия.

По определению известного специалиста по истории религий профессора Дона Вагнера (Donald Wagner), христианский сионизм «является движением внутри протестантского фундаментализма, который рассматривает современный Израиль как знак исполнения библейских пророчеств и, следовательно, как страны, заслуживающей политической, религиозной и финансовой поддержки. Центром распространения идей христианского сионизма является движение евангелистов».

Отличительными чертами идеологии христианского сионизма, адаптированными многими христианскими фундаменталистами, являются следующие:

Буквальная трактовка Ветхого Завета в том, что касается богоизбранности евреев и их «божественного права» на «дарованную Богом землю» от Нила до Тигра и Ефрата.

Вольное толкование Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса). Согласно этому олкованию, Конец Времен и Армагеддон «близ при дверях» — скоро настанет Второе Пришествие Иисуса. Он придет к евреям и они обратятся в христианство. Иисус установит Свое господство в созданном евреями государстве, из которого они будут осуществлять Его правление во всем мире. Помогающие евреям в строительстве этого государства спасутся, а не помогающие попадут в ад.

Убежденность в том, что любые действия Израиля являются законными и оправданными его «божествнной миссией».

Вера в то, что Иерусалим является «вечной» и исключительно еврейской столицей: арабам в Святом Городе места нет.

Вера в то, что евреи должны восстановить свой разрушенный храм. Восстановление этого храма является частью концепции «битвы за Иерусалим». В настоящее время на месте, где должен быть воздвигнут храм, находятся Мечеть Ал Акса (Al-Aqsa) и Каменный Купол (Dome of the Rock). Члены нескольких еврейских экстремистских организаций, включая «Институт Храма» (Temple Institute) и «Храм на Горе Веры» (Temple Mount Faithful) даже делали попытки разрушить эти мусульманские святыни. Христианские сионисты не осудили их за это, а по некоторым версиям даже поддержали. В 2000 году три христианских сиониста были депортированы из Израиля за попытку взорвать мечеть в Иерусалиме.

Сопротивление любым действиям правительств и международных организаций, прежде всего ООН, направленным на то, чтобы убедить Израиль в соблюдении правовых норм в отношении палестинцев и 242-й Резолюции ООН, по которой Израиль должен оставить оккупированные территории. В октябре 2004 Пат Робертсон, на организованном им выездном ралли в Израиле произнес перед многотысячной аудиторией: «Только Бог решит, должен ли Израиль уступать земли, полученные им в результате войны 1967 года, включая Газу, Западный Берег и Восточный Иерусалим… Бог говорит: «Я буду судить тех, которые притязают на Западный Берег и Газу… Это Моя земля, руки прочь от нее!».

Сильные антимусульманские и анти-арабские сентименты. Вслед за радикальными еврейскими сионистами, христианские сионисты верят, что арабы произошли от «дикого человека» Ишамеля (Ishmael) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Христианские сионисты внесли значительный вклад в дегуманизацию арабов и в стремительно развивающуюся в США исламофобию.

Мне придется разочаровать сторонников идеи «всемирного еврейского заговора»: движение христианского сионизма не было организовано и идеологически обосновано евреями. Оно выросло из безликих глубин выхолощенного американского протестантизма с его непочитианием Божией Матери, ритуала и святых. Оно было взято на вооружение и задействовано циничными и бессовестными американскими религиозными лидерами, сколотившими на этом политические и финансовые капиталы. Наиболее горячими его восприемниками стали самые простые и часто одинокие люди. Эти люди жаждут обрести духовные стимулы и получить оправдание своего существования во вседенном и бессмысленном их бытии.(http://pravaya.ru/look/2021).

… Полагаю, что в общих чертах вопросы о природе христианского сионизма, направления его деятельности и объема его влияния на политику США читателю уже понятны, и я не хочу больше загружать его фактами, относящимися к этой теме. Любой, кто ею заинтересуется, может получить необходимую информацию в массе интернетовских публикаций как самих христианских сионистов, так и их сторонников и критиков. Основные современные первоисточники читатель может найти на официальном сайте христианских сионистов, а также на сайтах Пата Робертсона и Джерри Фалвелла. Читателю, не знающему английского, я могу порекомендовать статью апологета христианского сионизма, считающегося в Штатах самым компетентным специалистом по Ближнему Востоку, Даниэля Пайпса, опубликованную в «Нью-Йорк Пост» (New York Post). Между прочим, «Нью-Йорк Пост» (не путать с «Нью-Йорк Таймс») редактируется «крестным отцом неоконов» Ирвингом Кристоллом. Довольно подробная история христианского сионизма дана в серии статей профессора Доналда Вагнера”.( http://www.pravaya.ru/look/2063).

 

Утверждая, что еврейская национальная идея – это возрождение мессианской утопии, мы не хотим сказать, что одна лишь мысль о возвращении на древнюю родину породила национальное движение. Этот призыв звучал и в донационалистический период. Так как историческая связь евреев со своей древней родиной была важным элементом как еврейской, так и христианской традиции, то вывод о необходимости возвращения не требовал большой изобретательности. Идея возвращения в Сион пользовалась особой популярностью в Англии, после того как пуританская революция пробудила там интерес к Ветхому Завету и к самой истории еврейского народа. Правда, сторонники еврейского возвращения в Сион в большинстве своем надеялись, что евреи изменят веру, но были и те, что разделяли эти две идеи и рассматривали еврейское возвращение в землю предков как осуществление еврейских национальных стремлений. Лучшим примером предвосхищения современного сионизма, возникшего на ниве традиции Реставрации в Англии, является книга Джорджа Элиота «Даниэль Дэронде», написанная в 1874 г.

Их(христианских сионистов) историческое значение заключается совсем в другом. Наличие христианских сторонников этих идей показывает нам, насколько глубокой представлялась связь между евреями и их страной даже в умах инородцев. Без этого успех сионизма, зависевшего от поддержки или хотя бы понимания со стороны неевреев, был бы немыслим.

Корни появления еврейской национальной идеи лежат в европейских реалиях и в идейном мире европейцев, а Земля Израиля вплетается в них через внешние факторы и понятия, что в высокой степени было чуждо еврейскому традиционному миру. Можно также утверждать, что европейское еврейство, все более интегрирующееся в окружающем их мире, заново открыло для себя Землю Израиля в немалой степени благодаря росту ее значения в европейских умах, тогда как традиционная связь с Землей Израиля, все еще сохранявшаяся в широких еврейских кругах и частично проистекавшая из надежд на Избавление, отражала неприятие европейского мира.

На первый взгляд нет прямой связи между событиями первой половины 19-го века и периодом Первой алии, но наличествует типологическая и идеологическая преемственность между идейным миром первых носителей национальной идеи тридцатых и сороковых годов и их отношением к Земле Израиля, с одной стороны, и отношением национальной идеи восьмидесятых годов к заселению Земли Израиля – с другой. В обоих случаях Земля Израиля приобретает значение элемента столь обязательного для национального самосознания европейцев – территории, где претворяется в жизнь особенность этнической группы, историческое существование предков. Более того, Земля Израиля становится идеальным полигоном для осуществления универсальной социальной мечты, основу которой составляют и идеи Просвещения, и его представления об идеальном традиционном обществе.

Д-р  Анатолий  Мучник

Коментування закрито

Пошук
Рубрики
Ми у Facebook