Перун

PerunСуровый муж с рыжей бородой, растрепанными седыми волосами, летящий на гремящей колеснице среди грозовых туч – таким представляли себе Перуна древние славяне.

Будучи старшим сыном бога Солнца Сварога, Перун считался самым грозным богом у большинства племен восточных славян, которые впоследствии объединились в Киевскую Русь. Если сравнивать Перун с древними богами других народов мира, то его можно сопоставить с такими известными богами, как скандинавский Тор, древнегреческий Зевс и древнеримский Юпитер.

Можно ли дословно перевести с древнеславянского на современный язык слово Перун (Perinъ)? При всестороннем анализе того, что вкладывали славяне в это слово, получится что-то типа “Разящий, т.е. тот, чей удар поражает”. И в этом ничего удивительного нет, ведь он считается Богом Грозы: гром – это грохот его колесницы; молнии – это разящие удары самого бога.Славяне считали, что бог Перун являлся главным покровителем князя и его дружины – от того, наскольно грамотно правит князь и сильна его дружина во многом зависела жизнь простого люда, поэтому народ и почитал Перуна старшим среди других славянских богов. Кстати, клятва, данная Перуну, считалась самой священной – мало кто решался ее нарушить. Но не только за суровость и мощь почитался Перун у народа. Гром и молния практически неразрывно связаны с дождем, а дождь, особенно своевременный, это хороший урожай, а значит приличные запасы на зиму. Вот почему народ даже молнии Перуна разделял на:

– “мертвые”, т.е. поражающего всех, кто нарушил законы и клятвы, разящего врагов и т.д;

– “живые”, которые поражают все уже умершее, давая на месте погибшего пробудиться новой жизни.

На капищах Киева, Новгорода и других крупных славянских центров идол Перуна занимал самое почетное место. Сам идол делался из дуба, причем не живого дерева, а уже умершего (в идеале, прокаженного молнией – т.е. дуба, “выбранного” самим богом). По обе стороны от идола устанавливали 2 больших камни с плоским верхом – на одном камне смотритель за капище поддерживал жертвенный огонь (вполне возможно “вечный огонь” памяти у памятников и обелисков – это “возрождение” традиций перунова жертвенного огня), а на второй служил чем-то вроде жертвенного алтаря – на нем убивали жертвенных быков (очень редко, но бывали случаи и человеческих жертвоприношений).

Насколько давно стали почитать славяне Перуна, сказать трудно, но о том, что славянские племена совершали священные обряды и приносили в жертву быков, писал еще в VI веке византийский писатель Прокопий Кесарийский. Было ли это поклонение Перуну? Очень даже может быть. Зато не вызывает никаких сомнений, что при заключении договор между Киевом и Византией в Х веке, киевский князь давал перунову клятву, так как это четко зафиксировано в исторических документах.

О том, какую роль играл Перун в культуре славянского народа можно судить, кроме всего прочего, по тому факту, что даже после принятия Киевской Русью православья он фактически никуда не ушел из жизни народа, просто теперь его стали называть Ильей-пророком (или Ильей Громовником). Да, Илье не приносили в жертву животных (хотя у русского народа до недавнего времени сохранялась традиция забивать выращенную на продажу или заготовку мяса животных (быка, свинью и т.д.) именно на Ильин-день), но смысл обращений к святому Илье-пророку мало чем отличается от того, с какими “вопросами” обращались в свое время к Перуну – наказание предателя или врага, послать дождь или снег и т.д. Между прочим, именно церковь Илье-пророку на Подлое и была первым православным храмом, построенным в Киеве (а в этой церкви на самом видном месте было изображение седого , которого на золотой колеснице уносят в небо огненные кони). О том, что все это случайные совпадения говорить не стоит – просто славяне, принимая христианство, первым делом нашли среди православных святых достойную замену своему самому главному божеству.