Феномен “теопатологии” в исследовании психологии религии

teoЧеловеческая психика всегда была сложным явлением в исследовании феномена человека. Ее структура настолько сложна, что трудно ее свести в рамки исследования одной науки. Известно, что человеческая психика тесно связана с отражением окружающей действительности и восприятия. Психика, согласно интерпретации исследователя Р.С. Немова, являет собой “отражением объективной действительности в которых регулируется взаимосвязь человека с внешней средой”. Известно, что с позиции идеализма, психика человека отождествляется с классическим для религии понятием как “душа”, “душевное” и взаимосвязана со многими метафизическими концепциями.Феномен о возможности психологических болезней или, как в следствии, девиантного поведения от неадекватного восприятия религиозной картины мира и религиозного мировоззрения, возможно, было представить в трудах представителей психоанализа, таких как З.Фрейд, К. – Г. Юнг, Э. Фромм, В. Джеймс в нач. XX века и др. совершили большой вклад в развитие психологии религии. В связи со сложностью структуры человеческой психики и возможных психических болезней выделяется явление ложного религиозного опыта, тщательно накладывается на отпечаток отражение человеческой действительности. Такой термин будем считать условным в академических научных кругах относительно его этимологии, так как его номенклатура может иметь множество дискуссий, что касается вопроса его происхождения. Условное его  название – “теопатология”. В психологической науке,  патологию интерпретируют обычно, как отклонение от общепринятой нормы поведения, отклонения от понятия нормы в целом.

Если, к примеру, взяться за буквальное толкование теопатологии , то можно его перевести как “божественное отклонения”, “божественная погрешность.”Любой религиозный опыт каким бы он ни был и в какой религиозной традиции он не принадлежал, он всегда понимается как ощущение “sacra.” Согласно с Мирче Эллиаде, известным румынским религиоведом, “sacra” компонирует в себе восторг, благоговение перед чувством священного в религиозном сознании [3]. Однако из-за психологических проблем индивида, такая связь  может искажаться и деформироваться. Следствием такой деформации включает в себя два аспекта:

1.) Ложный религиозный опыт, который является непосредственным фактором, становится объективной детерминированной причиной психической и психологической болезни и вызывает психологические симптомы и расстройства.

2.) Психические и психологические заболевания, носителем которых может быть лидер религиозной организации, накладывается на отпечаток даже гуманной религии со здравым смыслом и трезвым отношением к действительности в виде “эмоционального заражения” на поведения верующих.

Эти два аспекта важны и они тесно взаимосвязаны. По типологии религиозной опыта классифицируют религии двух типов таких, как авторитарного игуманистического.

Если гуманистический религиозный опыт всегда коммуникативный, основанный на человечности и взаимопонимании со внешней окружающей средой, то в авторитарного типа все в точности до наоборот [6]. Авторитарный религиозный опыт в отличии от гуманистического, может быть связан с психическими и психологическими болезнями тех, кто их исповедует. И это отнюдь не всегда имеет под собой религиозную почву. Но как для лидера религиозной группы, возможны психологические взаимодействия руководителя общины и паствы [6]. Как правило, для него характерны только повиновение и послушание, как главный фундамент всех религиозных процессов в жизни человека, которые понимаются под обычным почитанием .

Иными словами, психические заболевания индивида накладываются непосредственно на религиозное мировоззрение того, кто его исповедует. Это часто приводит к деструктивным последствиям, нарушением психического здоровья других членов общины, которые исповедуют свою веру коллективно. Религиозная группа становится более закрытой, методы управления и контроль над членами организации переходит от авторитарного к тоталитарному типу. Тоталитарный тип религиозного объединения, как следствие теопатологии, контролирует достаточно жестко все сферы жизни адепта религиозной общины [6]. Индивид, который максимально интегрирован в среду организации, определяют его дальнейшие действия в принятии любых форм управленческих решений, включая бытовые. Любые решения, важные в его жизни, становятся неспособными воспринимать без определенных указаний лидера группы. При этом, в индивида мышление начинает блокироваться и в результате возникает психологическая зависимость. Существует также другая проблема, –  эмоционального заражения, в частности, религиозного внушения как следствия абсолютного неосознанного повиновения. Речь идет о таком явлении, как “психологическое внушение”. С точки зрения В. Бехтерева, в его труде “Внушение и его роль в общественной жизни” полагалось, что внушение прямо связано с манипуляцией сознания. Украинский исследователь психологии религии, профессор Елена Предко при этом подчеркивает, что это явление “являет собой вторжение в сознание потусторонней идеи без прямого и непосредственного участия в этом акте “я – субъекта” [5].

Человек в результате воздействия внушения экстраполирует свои эмоциональные переживания непосредственно на два ключевых фактора. Во-первых, индивид сам для себя констатирует факт, что у него уже четко сформировано устойчивое религиозное мировоззрение; во-вторых, роль лидера является лучшим способ понять и осознать веру, которую исповедует человек, или даже дополнить чем-то новым, чего раньше он не испытывал или не ощущал. Такой харизматический лидер интенсивно продуцирует веру в то, что “его устами говорит Сам Всевышний” непосредственно, а рядовой верующий в процессе богоискательства готов признать такого лидера, как пророка. Профессор Елена Предко считает, что такое внушение является ничем иным, как “давление, на которое воздействуют люди друг на друга словами, интонацией, мимикой, своими поступками…” [5]. В результате всех этих комплексов на религиозной почве возникает немало психологических и психических проблем. Началом могут быть небольшие, кратковременные депрессии, которые сопровождаются чувством осознания собственных грехов, ощущение потери общения с Богом, и как следствие – нарушения тесных отношений с близкими людьми.

В психологии религии выделяют три главных невротических симптома, которые являются следствием ошибочного духовного опыта:

1.) Искажение восприятия действительности. Человек, переживающий психологические ощущения, например, обиду, чувство гнева, вины, начинает искать спасения в религиозном мировоззрении. Таким поиском в начале может быть и убежище в традиционной религии. Однако, в период депрессии человеку кажется, что его никто не способен поддержать и в то время такой ​​поддержкой пользуются проповедники авторитарного типа вероучения. Человек соглашается с тем, что только в этой группе существует настоящее братство, “нелицемерная любовь”, “дружба” и “доверие”. Остальная часть общества, не принадлежащая к такой религиозной группе, интерпретируется очень часто в качестве “отступников” или людей “не знающих настоящих божественных откровений”.  В результате, объективная действительность, картина мировоззренческая является искаженной и не отражает правильного понимания.

2.) Застревание на инфантильных стадиях развития. Латинское слово ” infantilis ” переводится, как “детскость” и понимается, как незрелость в развитии человека. Психология утверждает, что душевный (психологический) инфантилизм проявляется в виде человеческой незрелости, отсутствии поведения характерной для определенной возрастной категории. Поведение такого человека может быть достаточно наивным в определенных жизненных ситуациях. Человек не в состоянии решать важные проблемы самостоятельно, а наоборот – поручает их, как правило, другим. В человеке доминантными остаются эмоционально – волевая сфера и сохранения детского поведения. Что можно сказать о религиозности, в которой возможны проявления инфантилизма? Здесь без герменевтики не обойтись. Если, например, известные слова Иисуса Христа “будьте как дети” интерпретируются в проповеди традиционной христианской церкви через понимание искренности, простоты, восприятия с доверием к ближнему, то другую сторону медали этого отрывка можно увидеть в интерпретации деятельности некоторых харизматических движений, которая отображается в виде “божественного экстатического восхождения” на их членов. Во время молитвенных собраний в адептов такого типа харизматических религиозных организаций возникает поведение близкое к инфантилизму. Экстатическая сторона их религиозных действий приводит к поведению буквально детской наивности. Человек, который страдает от всех сложностей жизни, “серости и обыденности”, а также от накопления многих негативных мыслей и их последствий, освобождается от этого прибегая к подобным психопрактикам. Пребывая в эмоциональном заражении данной группы, человек освобождается от всего “обыденного” и после таких эмоциональных собраний, ей психологически может становиться легче. Фактически, такое явление возникает, как способ избежать проблем или просто забыть о  их существовании. Естественно, что в этом последствии нет ничего негативного. Но с другой стороны – чрезмерная инфантильность и безосновательное нестандартное поведение человека  порождает неясность и странность такого поведения окружающими, а также не позволяет сосредоточиваться на главных жизненных целях и задачах.

3.) Поощрение к беспомощности с требованием авторитарного подчинения. Подобный невротический симптом присущий всем типам тоталитарных сект и авторитарным религиозным организациям. Если человека касается немалое количество жизненных проблем и человек видит свое поражение и неспособность самостоятельно их решить, то прозелиты подобного типа религиозных общин уже видят в такой слабости и беспомощности человека в качестве будущего неофита. Представители даже авторитарных или тоталитарных течений не прочь проявить свою гуманность в виде неотложной помощи в кризисных ситуация и обстоятельствах. Дело в том, что это будет обязывать субъектов вербования авторитарного вероучения в будущем преданности организации во всем. Неофит на раннем этапе даже не подозревает о предстоящих опасностях его психического здоровья в рамках зависимости от авторитарных и тоталитарных религиозных организаций. Иногда возникает стереотип относительно того, что сложные и важные жизненные вопросы человек не способен принимать решения самостоятельно.

Результатом такого слепого подчинения авторитарному лидеру возможно немалое количество психологических и психических нарушений: депрессия, возможно возникновение симптоматики шизофрении, нарушения сна и нормализованного питания и т.п.

Религиозные неврозы, как утверждает исследователь Ю. Ф. Боруков, психология и психиатрия возможны в появлении не только у человека в деструктивных религиозных группах, но и в поведении отдельных индивидов традиционных религий, ведущих духовный образ жизни [2; с.85]. При этом следует рассмотреть ситуацию с каждым верующим отдельно и исследовать симптомы.

Выводы и результаты дальнейших исследований. Не смотря на всю сложность данной проблемы, ее сущность и ныне является чрезвычайно актуальным в наши дни. Результаты исследования будут важным в научных отраслях психологии, – в исследовании поведения человека; медицины и психиатрии для описания симптомов болезней, как следствия теопатологических феноменов. Не менее важна и роль философской рефлексии, а также значение религиоведческого анализа. На совеременном этапе развития теологической мысли, теопатология должна быть принятой во внимание. Таким образом, теопатология не является лишь предметом психологического исследования. Дальнейшие перспективы разрешают исследовать этот феномен  во многочисленных подходах, дефинициях и интерпретациях.

Aспирант Распопов Е.И.

Восточноевропейский национальный университет им. Леси Украинки

Литература:

1.    Бехтерев В. М. Внушение и его роль в общественной жизни/ В.М. Бехтерев// Бехтерев В.М. Гипноз. – Д.: Сталкер, 2000. – с. 125 – 246.

2.    Боруков Ю.Ф. Структура религиозного сознания. – М: Мысль, 1971. – с. 84 – 115.

3.    Вышеславцев Б. Внушение и религия / Б. Вышеславцев // Путь. Орган русской религиозной мысли. – апрель, 1930. – №21. – с. 63 – 75.

4.    Платонов К.К. Психология религии. Факты и мысли. – М.: Политиздат, 1967. – с. 114 – 239.

5.    Предко О.І. Релігійне навіювання: маніпулятивні метаморфози // Проблеми самосвідомості у параметрах соціокультурної ідентичності (філософсько – культурологічний контекст): матер. II Міжнар. наук. – практ. сем. / відп. ред. С.С. Возняк. – Луцьк.: Вежа – Друк, 2013. – с. 122 – 125.

6.    Распопов Є.І., Возняк С.С. Нетрадиційна релігійність і стратегія уніфікації культурних цінностей // Науковий вісник Волинського національного університету ім. Лесі Українки. – № 27, 2010. – с. 117 – 121.